Выход из пике

ВЫХОД ИЗ ПИКИРОВАНИЯ

Это очень ответственный участок, опасный тем, что быстро теряется высота. Причина многих катастроф — одинаковая: при чрезмерном взятии ручки «на себя» (при попытке создать максимальную нормальную перегрузку) происходит неконтролируемый выход самолета на закритические углы атаки, сваливание или штопор и соударение с поверхностью Земли с большой вертикальной скоростью (рис. 6.10).

При выходе имеет место так называемая «просадка» самолета (в конце выхода при отрицательном угле наклона траектории угол тангажа становится положительным и летчик может преждевременно прекратить выход, посчитав его выполненным).

Рис. 6.10. Выход из пикирования

Приняв некоторые допущения, можно получить аналитические выражения для расчета пикирования, которые не дают высокой точности, но удобны для приближенных оценок и анализа взаимного влияния параметров.

Средний радиус выхода из пикирования можно определить по формуле (6.3), приняв для всего участка средние значения скорости, перегрузки и cos0:

Как видно из последнего выражения, для уменьшения АНвых необходимо увеличивать пу ВЬ1Х и уменьшать Vcp. С этой целью применяется дросселирование двигателя, выпуск тормозных щитков и т. д.

Рассмотрим изменение скорости при выполнении пикирования. На прямолинейном участке можно использовать допущение: пх « 0

Р«Ха. Тогда полная энергия самолета (энергетическая высота) при пикировании практически не изменяется и равна полной энергии в начале маневра:

т. е. в любой момент времени t имеем: H(t) +-=Я, +—«const.

Отсюда V(t) = yjv 2 +2g(Hy— H(t)) — характер изменения скорости на

участке прямолинейного пикирования.

Рассмотрим коротко другие маневры в вертикальной плоскости. «Горка» — это маневр самолета в вертикальной плоскости по iS’-образной траектории для быстрого набора высоты. Траектория «горки» аналогична траектории пикирования, но движение происходит в обратном направлении (рис. 6.11).

При выполнении «горки» и других маневров с набором высоты скорость обычно падает. Необходимо, чтобы в верхней точке траектории скорость была не меньше чем Уэв или Vmin Гп в зависимости от выполняемого маневра.

«Одинарный переворот» — маневр в вертикальной плоскости с изменением крена на 180 0 в начале; применяется для изменения курса на противоположный и уменьшения высоты полета (рис. 6.12).

«Боевой переворот» — маневр в вертикальной плоскости с изменением крена на 180 0 в конце; применяется для изменения курса на противоположный и увеличения высоты полета (рис. 6.12).

Рис. 6.11. Маневр «горка»

Рис. 6.12. Маневры в вертикальной плоскости

Расчет маневров ведется с использованием системы уравнений (6.9). В расчете принимаются следующие допущения:

  • 1) временем, необходимым для переворота по крену на 180°, можно пренебречь;
  • 2) считается, что нормальная перегрузка в точках В изменяется скачком от пу ман до пу = 1.

Вовремя выйти из пике

Еще двадцать лет назад советские самолеты считались одними из лучших в мире, а сейчас на них боятся летать даже сами пилоты. Это не удивительно — российский авиапром быстро деградирует. Хуже всего обстоят дела в гражданской авиации. С 1996 года в России ежегодно списываются в утиль по пятьсот лайнеров (данные ФСВТ), а новых не поступает и десятка. Денег у авиакомпаний нет, лизинговые схемы практически не работают, а на внешние рынки нас не пускают конкуренты. Из-за этого последние достижения наших конструкторов — пассажирские лайнеры Ил-96 и Ту-204, разработанные еще в восьмидесятых, — выпускаются мизерными партиями. Лучшие авиастроительные заводы, в советское время выпускавшие по сто лайнеров в год, сейчас занялись производством спортивных катеров и яхт.

Не намного лучше в России и с военным авиастроением. До последнего времени многие считали, что где-где, а в военной-то авиации равных нам нет. Оказалось, что это уже не так. Самый известный в мире разработчик и производитель боевых самолетов — корпорация «МиГ» — за последние пятнадцать лет не показала публике ни одной принципиально новой модели боевого самолета. Единственная надежда России — С-37 «Беркут», истребитель пятого поколения, выпущенный АВПК «Сухой», — пока представляет собой опытный образец, не завершивший летные испытания. Когда он будет запущен в серию и будет ли запущен вообще, сказать сейчас не может никто. Зато известно, что в этом году начнутся испытания его более дешевого американского конкурента — JSF, созданного на базе уже испытанного истребителя пятого поколения F-22 «Рэптор». Уже в 2005 году Америка вооружит ими свою армию и начнет поставки новых самолетов на экспорт. Тем не менее шанс у российских производителей еще остается. Творческий потенциал российских авиаконструкторов огромен. В наших КБ пылятся сотни перспективных разработок начиная с проектов авиадвигателей на криогенном топливе и заканчивая чертежами гиперзвуковых летательных аппаратов, реализация которых принесла бы нашей казне миллиарды долларов. Есть, в конце концов, целая отрасль, работу которой при определенных волевых усилиях и правильно поставленных целях можно сделать эффективной. Своими соображениями о том, как модернизировать отечественный авиапром и где найти деньги на новые проекты, с «Экспертом» делится генеральный директор АВПК «Сухой» Михаил Погосян .

— Недавний скандал вокруг «МиГа», в результате которого ослабевшую корпорацию чуть не растащили по кускам, ясно показал, что наш авиапром надо быстро объединять. В прошлом году вице-премьер Илья Клебанов заявил нашему журналу, что через три года в России должен остаться один авиаконцерн, в который войдут все предприятия российского авиапрома. Ни вы, ни, скажем, глава «МиГа» Николай Никитин против этого вроде бы не возражаете, но время идет, а кардинальных перемен все еще нет.

— То, что интеграция необходима, сейчас ясно всем. Но попытка объединять всех в одну компанию, первоначально не создав несколько крупных интегрированных структур вокруг Микояна

Полная версия материала доступна только подписчикам

Читать материалы в полном объеме могут только те, кто оформил платную подписку на ONLINE-версию журнала.

Депрессия. Траектория падения, или Выход из пике?

«Оставьте меня в покое! Мне никто не нужен!» – одни уроды кругом, ничего не понимают… Ведь на самом деле весь мир – внутри, но он какой-то тяжкий, вязкий. Кажется, ещё немного и поймешь что-то очень важное, которое – за пределами этой иллюзорной и суетливой жизни вокруг…

Падение в «никуда»

Бывает, нападает апатия, сон… Ничего не хочется… Двигаться не хочется… Лишь бы не трогали. «Оставьте меня в покое…» Заснуть… забыться… Впасть в безвременье… в безжизненность… в никуда…

Господи, как одиноко! Никому ты не нужен… Что делать? Как это прекратить?! И физическое тело – такое несовершенное, мешающее, какое-то чуждое для духа – как тюрьма, из которой хочется вырваться! И если удастся, то исчезнет эта изматывающая маета, наступит освобождение …

Проклятье или великий дар?

Тяжкие состояния под названием «депрессия» свойственны людям с определенным психическим складом. Таких людей Системно-векторная психология Юрия Бурлана относит к обладателям звукового вектора.

Депрессивные состояния бывают у звуковых людей в случаях недостаточной развитости или недостаточной реализации данного вектора. И чем больше его неразвитость или нереализация, тем сильнее, тяжелее депрессия, способная довести человека до крайней неприязни к окружающим или к себе самому. Неприязни, чреватой действиями против жизни как таковой…

Однако в развитом и реализованном состоянии звуковой вектор обретает свойства величайшей одаренности, которая обеспечивается самым большим (из всех векторов, которых всего существует восемь) объемом психического – условия как великих деяний на благо людей, так и великого счастья, переживаемого самим звуковиком.

Именно развитые звуковики в реализованном состоянии становятся великими физиками, музыкантами, писателями и поэтами, духовными учителями и идеологами. Именно их открытия и произведения, создание и раскрытие особых смыслов, будто проникающих в тайны бытия и за пределы обыденной жизни, способны нести благо, воодушевление и радость большому числу людей. И сознание принесенной пользы для всех людей дает человеку со звуковым вектором величайшее удовлетворение и наслаждение.

Все не случайно. Зачем депрессия дана?

«Кому многое дано, с того многое спросится». Люди со звуковым вектором, способные на величайшие свершения – в силу огромного объема психического, по причине нереализации этого объема подвергаются особо болезненным (духовным) испытаниям.

Можно эти мучительные испытания (духовные метания, депрессию) воспринимать как наказание за зарытый талант и, смиренно склонив голову, продолжать жить как жил (если это можно назвать жизнью). А можно относиться к этим нелёгким испытаниям как к указанию, что выбранный способ жизни: отгораживание от мира, одиночество – ошибочный путь. Парадокс в том, что именно звуковые люди больше всех стремятся к одиночеству, и они же больше других страдают от одиночества.

Если говорить совсем не по-научному, то депрессия – это страдание души от бездействия. И чем сильнее депрессия, тем сильнее крик души, взывающей к человеку, чтобы он помог ей работать. Как сказал поэт: «Душа обязана трудиться и день, и ночь, и день, и ночь».

Депрессия – это вопиющий призыв к человеку изменить свое отношение к жизни, к людям, к себе самому. И тот, кто слышит этот призыв, находит выход из депрессии.

Выход из «пике»

Депрессия – как падение, депрессия – как болото: чем больше набирает силу инерции, тем сильнее не отпускает. Однако секрет преодоления очень прост. Он в выполнении видовой роли. У звукового человека она заключается в том, чтобы прислушиваться не к себе, а к внешнему пространству. Это прислушивание, внимание вовне – в самом широком понимании: к людям, их психическим особенностям, их нуждам – позволяет звуковику не только раскрывать для людей сокрытые (сокровенные) смыслы, но и находить для себя главный смысл своего существования.

Да, звуковику, как никому другому, необходимо уединение для улавливания и создания смыслов. Но он не должен превращаться в скупого рыцаря, скрывающего эти сокровища от людей. Закон прост: чем больше пытаешься сохранить для себя, тем больше теряешь – теряешь способность чутко слышать и творить; и наоборот: чем больше отдаешь, тем больше приобретаешь. (И материальные приобретения не идут с этим ни в какое сравнение.)

Подробно об этом можно узнать на занятиях по системно-векторной психологии Юрия Бурлана. Вот что говорят люди, сумевшие справиться с депрессией при помощи системного мышления: http://www.yburlan.ru/results/all/depressija

Уже первые бесплатные лекции позволяют найти ответы на многие вопросы, помогают выйти из пике – по формуле: «осознание – намерение – действие – результат».

ПИКИРОВАНИЕ

Пикирование очень простой, но полезный прием на все случаи жизни. Выполнение его достаточно простое: из горизонтального полета необходимо направить самолет под углом вниз к земле выжав рукоятку джойстика от себя и вы уже пикируете, мчитесь по прямой в направлении земли, стремительно набирая скорость. Для более быстрого входа в пикирование из горизонтального полета необходимо создать крен самолету (поворот вокруг продольной оси), усилив его педалью рудера в соответствующую сторону. Пикирование можно проводить под разными углами оси движения самолета к земле, от малого, до полностью отвесного (соответственно пологое или крутое пикирование), выбор угла зависит от задач, которые вы будете преследовать при пикированием. Не следует путать, тем более отождествлять пикирование с обычной потерей высоты, пикирование это маневр, причем обдуманный и необходимый. Пикирование применяется для атаки, защиты или набора скорости перед выполнением последующих маневров.

Пикирование при атаке применяется на цель, которая уступает вам по высоте. Правильно выбрав направление пикирования (с учетом направления движения противника или его стационарного расположения), вы можете провести стремительную атаку и используя вашу кинетическую энергию (скорость), оторваться от противника для выполнения второго захода (если он понадобится). Такая тактика в настоящее время называется «boom-zoom». Скорости, как и высоты для пилота никогда не бывает много (в пределах ТТД конкретного самолета, разумеется).

Пикирование в целях защиты применяется для отрыва от противника. Особенно это эффективно на самолетах Люфтваффе, имеющих более высокий набор скорости в пикировании. Однако следите за недопустимостью превышения критической скорости при затяжном пикировании, можно потерять отдельные части самолета. Или весь самолет с пилотом.

Выход из пикирования. Для своевременного выхода из пикирования необходим верный расчет, который достигается практикой. Последствие ошибки в расчете исправляется, как правило, заменой самолета на новый. Совершенно нет необходимости в ряде случаев сбрасывать газ, после такого резкого выхода из пикирования ваш пилот потеряет сознание и вы останетесь со «слепым» экраном на десяток, другой секунд. А если цель пикирования была атака на выходе из пикирования (например, бомбардировщик с нижней полусферы), то вы предприняли бесполезный и даже вредный маневр. Крайне не рекомендуется выпуск закрылок для выхода, их обязательно заклинит, но если вы предприняли пикирование для экстренной посадки, то ваши действия были верные.

Следует различать критическую скорость самолета и критическую скорость выхода из пикирования. Критическая скорость самолета это такая скорость, при которой начинается необратимое разрушение самолета (так называемое, явление флаттера).

Критическая скорость пикирования это такая скорость, на которой можно безопасно вывести самолет из пикирования, без риска потерять при выводе самолета его отдельные части и не набрать при выходе критическую скорость, познакомившись с флаттером. Расчет выхода для предельной скорости пикирования строится на том, что самолет при выходе еще наберет определенную скорость, даже при полностью сброшенном газе, угол пикирования берется максимальный (под 90 градусов к земле). Понятно, что при более пологом пикировании можно выровнять самолет в горизонтали и на немного большей скорости, но это не означает, что вы сможете превысить «критическую скорость самолета».

Для разных типов самолетов эти величины различные. Они приводятся ниже, первая цифра — критическая скорость самолета, вторая, через дробь — критическая скорость выхода из пикирования со сбросом газа. Советские самолеты: Як-3 — 750/650, Як-9у — 870/790, Ла-5ФН — 820/750. Немецкие самолеты:Bf-109F-2 — 820/750, Bf-109F-4, G-2 — 820/750, Bf-109G-6/AS — 870/800.

Из приведенных выше значений видно, что бросаться в преследование в пике, например, на Як-3 за любым Мессершмитом, с целью его догнать, будет просто самоубийственным. Усредненная высота для набора критической скорости самолета при пикировании находится в пределах 3500-4000 метров при полете с полным газом, но без форсажа.

Критическая высота для свободного выхода из пикирования на скоростях, близких к критическим, составляет около 1000 метров. Но следует учесть, что при меньших высотах (например в 800 метров) вам придется испытать серьезные перегрузки и приложить определенное мастерство для выхода из пике. При выполнении пикирования самолет будет самостоятельно задирать «нос» вверх, поэтому для крутого пике вам будет необходимо или подправлять его рукояткой рудера от себя, причем с значительным усилием, или вращением самолета вокруг его продольной оси (элеронами).

На представленном треке 0201001 показано выполнение пикирования с выходим из него на «предельной скорости выхода» на самолете Ла5ФН. Показано пикирование на докритических скоростях с частичным наступлением флаттера и выходы на минимальных высотах у земли. Предельная скорость полета самолета не превышалась. Вы можете просмотреть треки, включив операцию «управление видами» и определить влияние перегрузки на обзор при выходе из пикирования. Для своего «коронного» самолета вам необходимо знать все характеристики выполнения и выхода из пикирования, установить вы можете их самостоятельно.

На треке 0201002 представлена атака в пикировании бомбардировщика ТУ-2, эскортируемого группой в восемь Як-3. За счет большого (в 2 км) превышения высоты над группой, Мессершмит Bf-109G-6/AS свободно в пикировании и на большой скорости поражает цель с первого захода, практически не имея препятствия со стороны эскорта, и затем свободно отрывается с набором высоты. У группы эскорта практически нет шансов предотвратить нападение прорвавшегося противника. Единственную трудность представляет стрельба на большой скорости и выбор упреждения, но это больше вопрос опыта, чем неудобства

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Выйти из пике

Михаил Окунь. Средь химер.

Петербургский поэт Михаил Окунь пишет давно, он автор множества поэтических книг, и его творчество хорошо известно любителям поэзии. Однако известность «в узких кругах» вовсе не гарантирует широкий успех подлинного творчества. Время нынче не поэтическое, оно требует от автора не выплеска боли, а развлекательности. Место же, где проживает ныне поэт, отдаляет его от небольшой (но все-таки) аудитории на приличное расстояние. Вы скажете: подумаешь, в германскую глубинку уехал, в эпоху Интернета это неважно! На самом деле важно, мелькание в кадре, общение в тесном кругу всегда повышают шансы поэта быть замеченным, в противном же случае он оттесняется в тень, на обочину.

Так что получается, что Михаил Окунь творит вопреки и Времени, и Месту. Он их не игнорирует, нет, просто старается не брать в расчет, не плакаться и не стонать. Новые книги появляются не ежегодно, но достаточно регулярно, последний поэтический сборник «Чужеродное тело» вышел в свет четыре года назад в Гельзенкирхене, а в этом году там же вышла книга стихов «Средь химер».

К составлению очередного сборника поэт подошел нестандартно, включив туда не только самый последний корпус стихов (так делается в большинстве случаев), но и несколько ранних стихотворений. Почему автор захотел предъявить читателю лирику восьмидесятых и девяностых? Он этого не объясняет, так что мы можем только догадываться о мотивах. Возможно, захотелось контраста, все-таки время «то» и «это» – разительно отличаются. Это две разных эпохи, две страны, а в отношении нашего автора – два разных взгляда на мир.

Откроешь двери – за порогом
Весь мир как будто из стекла:
Посёлок, сосны и дорога,
Что между сосен пролегла.

А там, у берега залива,
Припай белеет ледяной.
В него залив стучит лениво
Едва заметною волной.

Эти стихи 82-го года – простые, ясные, доказывающие, что автор если не прозревал в окружающем мире гармонию, то хотя бы желал ее прозреть. Здесь еще нет никаких «химер», образы понятны (даже несколько трафаретны), а после прочтения на душе остается легкая элегическая печаль. «Химеры» начинают влезать в стих позже, во второй половине 80-х:

Тут уже проглядывает не печаль, что-то другое, вроде как с глаз поэта начинает спадать пелена («розовые очки»?), и жизнь преображается в стихе не в усредненно-лирическом, а в более жёстком варианте:

Такой взгляд, – еще задорный, но уже беспощадный – становится с течением времени все более характерным для автора, который постепенно перемещается на теневую сторону бытия. Одновременно с этим растет мастерство, образы становятся точнее, индивидуальнее, и если Михаил Окунь при составлении сборника хотел продемонстрировать этот процесс, то свою задачу он выполнил.

На вкус эти стихи отдают горечью. У одного стихотворца лирика терпко-соленая, у другого мармеладная, приторная, а вот здесь чувствуется горечь бытия. Жизнь ведь выглядит так, как ты хочешь. Имеешь иллюзии – она такая, отбрасываешь их – совсем другая. Михаил Окунь из тех поэтов, кто без жалости отбрасывает иллюзии, обнажая для себя (и для нас) скелет жизни и прочую неприглядную требуху:

Убогий внешний антураж, попадающий в поле зрения поэта, аукается с внутренним пейзажем, где тоже оголенные нервы, как во время разговора лирического героя с неким «Игреком»:

С точки зрения формальной это вроде традиционные стихи. Полемика с традицией здесь происходит на содержательном уровне: автор то и дело работает на снижение, отрицает любой пафос, а порой и вовсе, считай, «возвращает Творцу билет»:

Но в итоге, по счастью, ощущения мрачности нет, то есть, получается вовсе не чернуха. Это жёсткая мужская лирика, если со слезой, то скупой, если с рыданиями, то тщательно скрытыми, если со «светом в конце тоннеля», то едва различимым (но все-таки различимым). Приведем полностью короткое стихотворение, строчка из которого стала названием сборника:

Скользни в полночный сквер,
Сойди в кромешный мрак,
Где люди средь химер –
Никто и звать никак,

Но всё слабее тень.
И ночь белым-бела,
И белая сирень
Мерцает из угла.

Вот эта «белая сирень», которая время от времени «мерцает» то в одном стихотворении, то в другом, и спасает автора от того, чтобы скатиться туда, где горечь жизни обретает вкус яда. Поэт, что называется, «травит душу», но не отравляет ее, он «корябает», но местами и «ласкает», дает читателю глоток воздуха. Что, собственно, и делает творчество Михаила Окуня состоятельным по большому счету, в конце концов, посылать проклятия нашей неприглядной жизни – это, пожалуй, банально. Гораздо достойнее для автора, на время поддавшись разочарованию, неверию и т.п., войти в это крутое пике – и умело выйти из него.

Переезд автора в Германию не мог не оказать влияния на творчество, все-таки смена страны проживания – дело серьезное. При этом, как ни странно, в лирике последнего десятилетия (время жизни за границей) европейских деталей почти не видно, они оттесняются куда-то на периферию. Чувствуется, что поэт не очень интересуется той жизнью, то есть, в швабском городе Аален пребывает лишь его физическое тело. Душа же, не подчиняясь человеческим законам, улетает то на проспект Энергетиков, то на Мытнинскую улицу, то на Лиговку, в сад Сан-Галли.

Можно назвать это ностальгией, но можно найти и другое определение. Пространственная удаленность от дорогих сердцу мест обостряет поэтическое зрение, и то, что для обычного эмигранта – душевная мука, для поэта – провокация на творчество. Талантливого человека перемещение в пространстве может лишить голоса, но может и усилить его, довести до пронзительности, когда тривиальные (в прежней жизни) детали становятся чем-то очень значимым, существенным и даже символическим:

Из той, более-менее устроенной жизни, наша неустроенная представляется автору тоже жизнью, которая единственна, быстротечна и ценна в каждом своем проявлении. Проспект Энергетиков – не Елисейские Поля, конечно, но здесь тоже живут, любят, умирают и т.п. И автору есть до этого дело, он остро чувствует эту неприглядную реальность, стараясь воплотить ее в стихах. Нужно ли кому-то это воплощение? О востребованности поэзии в наше время – см. начало статьи, но автора, похоже, сей аспект не очень-то волнует:

То есть, поэт Михаил Окунь не заблуждается ни насчет себя, ни насчет времени, он просто пишет. Пожелаем поэту удачи.

Перезагрузка или Гексли на выходе из пике

О том, как у Гексли проявляется депрессия, уныние, различные негативные состояния говорилось много, да и ещё не раз будет сказано. Но всё плохое когда-нибудь заканчивается, а закончившись – оставляет свой след в душе, в опыте и знаниях, отношении к жизни. Давайте сегодня поговорим не о самих негативных состояниях у Гексли, а о том, что может быть из такого состояния вынесено.

1. Приоритеты в круге общения.
О том, что Гексли создаёт вокруг себя «свой круг» много говорится. А ведь это не спонтанный процесс, каждый Гек ориентируется на какие-то качества, которые ему импонируют в людях. Есть и общие моменты (базовая ЧИ неизбежно влияет на важность ума, фантазии, банальной интересности общения), но многое определяется и «вкусами» конкретного Гексли. И то, как протекал тяжёлый период в жизни Гека, влияет на эти «вкусы», а если быть точным – влияют причины проблем и поведение ближайшего окружения Гека.

Как именно это отразится, уже ситуативно: пережившие предательство будут больше внимания обращать на надёжность человека, ощутившие остроту одиночества будут ориентироваться на тепло и поддержку, столкнувшиеся с деловыми проблемами будут скорее искать опору. При этом подчеркну, что вообще для людей нормально переоценивать собственную систему ценностей после тяжёлых периодов.

Чисто гековское – в первую очередь проецировать эту переоценку на свой круг общения, что чаще всего выражается в значительных перестановках: одни люди становятся Геку ближе, другие дальше, в зависимости от выработанного нового взгляда. Так же замечу, что удивительная черта Геков это своеобразный баланс негатива: когда одни черты людей Советчику резко начинают не нравиться, это компенсируется возрастающей терпимостью к другим чертам, которые не нравились раньше.

2. Качели между людьми.

«Гексли заметно разделяются на два лагеря: 1. Которые лучше будут одни, чем с кем попало. 2. Будут с кем попало, но не одни.»

Принадлежность Гексли к этим двум условным группам частично зависит от подтипа (в лагере 1 чаще интуитивные, в лагере 2 чаще этические), но всё же это не абсолютное, не полностью статичное деление. И чаще всего именно депрессия меняет отношение Гека к этому вопросу. Тот, кто переживал тяжелые времена в недостатке общения, больше тянется к людям, а тот, вокруг кого было множество людей, но это не помогло ему в депрессии, соответственно становится к людям «привередливее». Сказать однозначно, что здесь плохо, а что хорошо, нельзя. Но обычно это сочетается с переосмыслениями и других моментов и большинство Геков, изменивших своё отношение к этому вопросу после тяжёлых периодов жизни, в дальнейшем его не меняют, ведь по чисто прямолинейной логике выходит, что всё правильно.

3. Лень как саморегуляция.
Самый пик негативных периодов у Гексли это состояние «упасть и умереть», когда ничего не хочется в буквальном смысле. Это приводит зачастую Гека к «выпадению» из жизни, порой на немалый срок. Но и это тоже рано или поздно заканчивается, и возвращаясь к жизни Гексли внезапно обнаруживает, что… он неплохо отдохнул о_О Проблема регулирования собственного темпа, вовлечения во что-либо бывает для Гексли очень актуальна. Конечно, лучшим её решением является дуализация, но не всем она дана 🙂 Поэтому многие Гексли превращают опыт «выпадения» из жизни в неплохой приём восстановления сил. Конечно, это нельзя однозначно считать плюсом, да и нужно помнить, что это напрямую связано с изменением отношения к жизни вообще. Но всё же это лучше чем ничего, и многим Советчикам такой опыт и такое его применение действительно очень помогает.

4. Уход в работу.
Бывает не только с Геками, и даже не обязательно с ценностными ЧЛшниками. Но с Геками это происходит несколько иначе. Для большинства это уход «вверх»: поиск смысла, мотивации, реализации идей. Если же во время переживаний в работу с потрохами уходит Гексли, то это именно уход «вниз», Гексли просто так пытается заполнить информационное пространство, не более того. И как ни странно для многих Геков именно это становится моментом нахождения своей ниши в деятельности. Дело в том, что Гексли в освоении нового дела, самореализации часто сдерживает неверие в собственные силы, порой переходящее в настоящую панику. А вдруг не получится? А что будет, если не получится? И что скажут люди, особенно мои близкие?

Когда уход в деятельность происходит в депрессии, на это всё просто не хватает мыслей, Гек не думает ни о чём, кроме как перебить чем-то гадкие размышления в своей голове. И порой так бывает, что (чисто потому что было под рукой) Гек уходит именно в то, в чём так долго сомневался, и уже после, переосмысливая свои переживания в тот период, обнаруживает, что сомнения были напрасны. А что может быть лучше для активационного Чёрного Логика, чем наглядное подтверждение в деле.

5. Свой Путь.
Соответственно объединение расписанного выше опыта (у каждого Гека – в своих формах, в зависимости от конкретных ситуаций и переживаний) даёт схематичное представление о том, что такое «выйти на блок Эго», или говоря не так узко – найти себя. Конечно, именно таким образом тяжёлые периоды жизни отражаются не на всех Геках (точнее, не на всех с первого раза..), но как минимум отдельные элементы вышеописанного можно найти почти в каждом Советчике, по крайней мере не совсем юного возраста.

Невозможно достичь Света, не познав Тьму. Бессмысленно рассуждать о судьбе, испытаниях и прочем, но вполне осмысленно можно сказать: каждый из нас не просто переживает тяжёлые моменты, а несёт в себе их следы. Выводы, которые мы делаем, опыт, который мы приобретаем, отношение к людям, которые у нас формируется – это и есть мы. И важно не просто пережить сложности, а оттолкнуться о них в своём развитии. Желаю всем найти Свой Путь.

Выход из пике только через этичный бизнес.

Стоимость всех игроков испанской сборной по футболу варьирует в пределах 250 — 300 млн. евро. Бюджет г. Одессы (миллионного города) составляет 3 млрд 300 млн гривень или те же 300 млн. евро.

Иными словами, стоимость всех одесских врачей, учителей, дворников, водителей трамваев, воспитателей в детсадах, работников соцучреждений и т.п., (а это десятки тысяч людей, обеспечивающих жизнь других), приравнивается к стоимости игроков великого шоу-проекта одной из европейских стран.

Еще. Игрок в снукер (средней руки) зарабатывает в год около 10 до 20 млн. евро. Стандартный отечественный хирург (среднего уровня) спасающий ежедневно жизни людей, в среднем получает не больше 10 тыс. евро в год (включая неустанные). Учитель, от которого зависит здоровая психика подрастающего поколения — все то же самое, продолжать расскручивать эту тему, нет смысла.

Я могу ошибаться в цифрах, но я знаю точно, что даже существенная погрешность, за которую в институте поставили бы 2 бала, сохранит одну простую мысль: мы не сможем их догнать в этом параметре! Мы не сможем иметь это же (то, что у них) ни в ближайшие 10, ни в ближайшие 50 лет.

Однако, я обязан напомнить основную мысль серии этих статей и всего проекта «Экстремальное управление». Нынешний мир — это не 200 заводов, где идет социалистическое соревнование «кто лучше». На дворе идет война! То есть, речь идет не о том, как их обогнать и сделать так, чтобы одесский «Черноморец» и львовский «Карпаты»стоили на уровне испанских игроков, а зарплата врачей, учителей и пр., была бы просто человеческой. Речь идет о выживании. Нас завоевывают. И нам нужно драться, но делать это нужно технично.

Нужно прояснить один небольшой момент. Что значит завоевывать? В моем понимании, завоевание — это лишение нации или человека суверенитета: права самому определять, что и как делать. Суть человека-разумного, состоит в одном: в возможности самому определять что и как делать. Не красивая природа и справедливые правители определяют смысл жизни человека -разумного, а его состояние делать что-либо по своему определению во имя другого. Правители еще долго будут продолжать эксплуатировать свой народ — так было всегда. Суровый климат присутствует практически везде. Вопрос не в этом. Внутреннее состояние человека является мерой, определяющей уровень его выживания. Многие из нас не раз были не в самых легких и неприятных историях, но мы были тем не менее счастливы! Почему? Потому что, мы не сдавались, знали что нужно делать и делали! Пусть с ошибками и недочетами, пусть не всегда выигрывая, но мы чувствовали себя источниками, а не жертвами.

Наши страны и все мы, проиграли в главном: мы потеряли (или еще не находили вообще) возможность делать свою жизнь самим, по своему самоопределению.

Стратегия — это сложная цель. То есть, это цель, состоящая из разных подцелей. Кому интересно, смотрите здесь. http://blog.liga.net/user/lysov/article/7084.aspx

Поэтому, этот раздел поста посвящен одном единственному вопросу: в чем замысел выхода наших стран из пике?

Основной замысел состоит в следующем: перестать их финансировать (быть их покупателями). Нужно сделать так, чтобы они у нас что-то покупали, а не мы у них. Что это?

Ответ на этот вопрос и раскрывает секрет выхода страны из пике.

Я специально предлагаю вам, уважаемые коллеги, остановиться здесь на мгновение. Вопрос: что продавать им — это и есть наше оружие, но он весьма не простой (мы сейчас перейдем к нему). Но обратите пож. внимание на то, что такая постановка вопроса говорит о самом главном: мы уже можем знать направление (куда идти): заставить врага не продавать нам, а покупать у нас.

Теперь перейдем к вопросу — что мы можем производить, чтобы они это покупали. Поскольку, экономически, догнать из мы никогда не сможем, нам нужно идти другим путем.

Чтобы понять что им продавать (а для этого нужно перестать у них покупать), нужно понять, что мы все-таки покупаем у них сейчас.

По сути, мы покупаем некую идею европейского оазиса. Иными словами, мы покупаем благоденствие, суть которого состоит в сытости и развлечениях (в потреблямстве). Старая стандартная человеческая ловушка! И не смотря на то, что у этого всегда была альтернатива (образование и труд на благо ближнего), сытость и удовольствие берут верх. Толпа никогда не откажется от этих вещей. ее нельзя обвинит в этом. Но есть лидеры! И они всегда, где-то на подкорке понимают, что оборонительная крепость и система против осады врага — это всегда психика гражданина. Осада Иерусалима — это осада святынь, а не территории. Воин — это психика, а не острый меч! Если воину каждый день показывать даже легкий стриптиз, приучать его жить в долг, то есть, иметь ценности без вложенного труда, психика этого воина (гражданина) становится слабой.

Итак, войско нужно тренировать. Граждан нужно тренировать. Все это выходит на понимание, что ваших сотрудников нужно тренировать. Но не продажам! И не умению рассчитывать точку безубыточности! Точка безубыточности и много клиентов — для чего? Для увеличения спроса покупать хлеб и зрелища, чтобы еще больше становиться зависимым? Яхты, дома по 500 метров, еда в ресторанах, наслаждение от ощущения власти вместо ответственности за этого подчиненного, горожанина, гражданина — все это толика примера, показывающего водораздел.

Пока мы не перестанем все это покупать, мы не сможем начать продуцировать то, что они должны будут покупать: человеческий способ жизни, а он это не райское место или гарантия трудоустройства. Говорю это Вам — лидерам, а не простым людям, коим нужно помогать удерживаться в парадигме моральности (сложности не исчезнут). Им нужна путеводная здезда или маяк — лидерство, а это значит, прежде всего, свет! Когда человеку становиться видно (когда кто-то ему подсвечивает), он может измениться. А когда ему мозги прошивают порнографиями, потребительскими кредитами, жаждой наживы, отстранением от участия в перераспределении прибыли, он становится животным, а страны заповедником для пришлых путешественников. И речь здесь не идет о повышении зарплаты. Здесь другие методы.

Пока мы не перестанем покупать у них потреблямство, мы не сможем начать продуцировать то, что они должны будут покупать у нас: человеческий способ жизни.

Но что это, что они должны покупать у нас?

Вот тут-то и начинается та самая мистика, которая всегда была водоразделом между стандартными сержантом и великим полководцем.

У нас есть два основных стратегических рычага: природные и географические преимущества (то, что есть) и психика гражданина (интеллект, интуиция, воля). Со временем будет выработана стратегическая, экономическая модель страны, но она без другого комплекта 1) не появится или 2) растаит.

Соединив эти два фактора (экономическая модель и система мировоззрения), мы сможем перейти из осады в наступление. Может быть мы не одержим победу быстро, но как говорил Александр Невский: «Или со щитом или на щите». Человек счастлив, когда он не прогибается под изменчивый мир, А не тогда, когда ему дают сахарную косточку.

Вопрос правильный, поскольку каждый из нас должен понимать реальность хода. Суворов прошел через Альпы. Это сделать было очень сложно. Кутузов оставил Москву. Но это было возможно потому, что был реальный замысел. Если его не будет, группа превратиться в в лучшем случае в ток-шоу под брендом фэйсбука. Поэтому, нужна реальность. И она есть.

Как вы понимаете, суть наших встреч будет состоять в том, чтобы овладеть техниками управления собой, людьми и ситуациями. В чем фишка? Да в том, что если не обладать этой способностью (управления людьми), то возникает вопрос, каким образом, ваши подчиненные, соратники, партнеры, будут делать то, что вы говорите?

Возможно, и даже наверняка, большинство из вас скажет, что умеет управлять людьми. Безусловно, это так. Но я говорю об ином уровне управления. Истинный лидер умеет управлять не просто людьми, а ситуациями, а в них входит полный набор проблем (вышестоящие, чиновники, корпоративные интересы других групп, государственная политика и многое другое). И еще. Управление — это не просто воздействие на сознание другого. Тут есть о чем поговорить. Чтобы бизнес превратился в гарнизон страны, нужно чтобы люди поверили, а этот эффект не возникает принуждением. С другой стороны, уговариваете и сладкие призывы — не работают. Нужно нечто! Нужны способности: совокупность когнитивных методов. Их я собераюсь осветить на нашем первом модуле. (потребительские кредиты, Нам нужно уйти от идеи производства потреблямства. Что это значит? Это не значит прекратить импорт или торговлю. Это значит, переориентировать свое сознание на производство ценности,

Ссылка на основную публикацию